Вехи немецкой истории Грузии

Tatiana Montik
Автор
, журналист
Дата последнего обновления:
22 февраля, 2024

Два народа с общей историей

Мир тесен, так было и так будет всегда. И то, что у таких отдаленных друг от друга стран, как у Грузии и Германии, так много исторических точек соприкосновения, — еще одно тому подтверждение.

Уже в 1121 году немецкие крестоносцы участвовали в Дидгорской битве царя Давида Строителя против сельджуков, которая ознаменовала Золотой век грузинской истории. А в XII веке немецкий кайзер Фридрих Барбаросса отправлял к грузинскому царю Гиоргию III свадебное посольство, намереваясь поженить своего сына Фридриха Швабского с царевной Тамар, которая впоследствии стала самой популярной и любимой правительницей Грузии. Несмотря на то, что Германию и Грузию тогда не получилось соединить династическим союзом, во времена правления царицы Тамар в грузинском войске служили немецкие рыцари из ордена тамплиеров. И уже веком спустя, в 1285 году, Грузии нашлось место на знаменитой Эбсторфской карте мира.

Фото: Эбсторфская карта мира ок. 1300 г. 

Фото: изображения любимейшей царицы Грузии, «царя Тамар»

В Средневековье во время крестовых походов христианская Грузия представляла для европейских монархий огромный интерес как партнер в борьбе с мусульманским Востоком. Южный Кавказ вызывал живой интерес также и у немецких путешественников, которые красочно описывали его в своих путевых заметках. В XVII — XVIIIвв. сюда стали все чаще наведываться немецкие исследователи и учёные. Например, немец Якоб Райнэгг (известный, как Якоб Бэй) служил при дворе царя Эрекле II. в качестве советника в горном деле, производстве оружия и усовершенствовании печатного дела. Кроме того, благодаря своим языковым навыкам и глубокому пониманию Кавказа этот уроженец далекого от Кавказа немецкого города Айслебен сыграл немаловажную роль как посредник между князем Потемкиным и грузинским царем Эрекле II. при подписании в 1783 году пресловутого Георгиевского трактата, по которому грузинское царство Картли-Кахетии переходило под патронат Российской короны. Два тома главного труда жизни Якоба Бэя, «Общего историко-топографического описания Кавказа», были изданы в Берлине в конце XVIII в.

Фото: грузинский царь Эрекле II.

Немецкое наследие Грузии в XIX–XX вв.

Фото: немецкие дома в Асурети, 2018 г.

В 2018 году Грузия отмечала двухсотлетний юбилей приезда на Южный Кавказ первых немецких колонистов. В XIX веке количество немецких поселений в Грузии доходило до двадцати трех. Немцы поселились в разных уголках страны, в том числе и в Тбилиси, а также в районе Цалка и в Абхазии, и даже на территории сегодняшнего Азербайджана. Одна из самых больших немецких колоний Грузии находилась на юго-востоке страны, в регионе Нижний Картли. Деревни Элизабетталь, Мариенфельд и Катариненфельд (известные теперь как Асурети, Сартичала и Болниси) в своё время считались образцово-показательными поселками Грузии.

 Колонист нового времени в пос. Асурети (Элизабетталь)

Изучение истории немцев в Грузии привело меня в с. Асурети, бывший Элизабетталь. Это аккуратная, в архитектурном плане хорошо структурированная деревня, действительно немецкая по духу.

Хотя в начале 1990-х большинство потомков грузинских немцев вернулись на свою историческую родину, в этой деревне поселился один весьма колоритный колонист нового времени, пенсионер Манфред Тихонов. В 2004 году Манфред купил у отбывающей в Германию немецкой семьи старинный добротный дом в стиле фахверк, полностью обновил его, занялся виноделием и стал принимать у себя гостей.

Фото: дом Манфреда Тихонова в Асурети

С тех пор все, кому интересна история немецких переселенцев на Кавказе, держат путь к гостеприимному Манфреду Тихонову. За все эти годы Манфред успел стать своего рода местной достопримечательностью, особенно почитаемой среди немецких туристов.

В гостях у него я тоже была неоднократно, и каждый раз мне казалось, что за сорок минут поездки из Тбилиси в Асурети у меня получалось совершить марш-бросок аж в самую Германию!

Переселенец нового времени

Манфред Тихонов родом из земли Мекленбург-Передняя Померания. В его жилах течет немецкая, польская и даже русская (!) кровь. Как выяснилось, отец Манфреда, которого он никогда в жизни не видел, во время Второй мировой войны был «залётным» советским офицером.

Манфред Тихонов оказался в Грузии вскоре после воссоединения Германии. Сначала у него была своя рекламная фирма в Тбилиси, где он регулярно появлялся наездами. Чуть позже Манфред решил вовсе осесть в Грузии. «Природа, ландшафты и немного тоже люди покорили меня. Тут у меня гораздо меньше стресса и жить мне спокойней. У меня есть свои виноградники, и я сам готовлю вино и чачу», — рассказал мне Манфред.

Фото: колонист нового времени Манфред Тихонов

Дом Манфреда раньше принадлежал немецкой семье, потомкам колонистов. Переехать в Германию хотели не старики этой семьи, а молодежь, и старикам пришлось подчиниться, прежде продав свой старый дом.

Примечательно, что земляки Манфреда в Северной Германии с искусством приготовления вина не знакомы, потому что там у них – страна пива. До переезда в Грузию про тонкости приготовления напитка Бахуса Манфред знал только понаслышке. Его грузинские соседи быстро ввели Манфреда в курс дела и помогли ему освоить виноделие. Теперь за один сезон колонист нового времени Тихонов делает до 1000 литров вина, как в дубовых бочках, так и в традиционных квеври.

 

Фото: винный подвал Манфреда Тихонова

У Манфреда – солидный винный погреб, где есть все необходимое для приготовления вина, как по европейской, так и по грузинской традиции. Новоиспеченный винодел считает себя достойным продолжателем немецких традиций на грузинской земле.

«Вы знаете, кто в царские времена снабжал армейские казино вином?» — спросил меня Манфред. – «Это были грузинские немцы! Они привезли с собой из Германии виноградные лозы и привили их к местным диким сортам. Вышел отличный новый сорт, который получил название «черный шалла». Сначала здесь были частные винодельческие хозяйства, а после коллективизации в 1931 году построили винзавод. Само здание винзавода было уникальным: в нем было три длинных подземных туннеля длинной в пятьдесят метров, шесть метров в высоту и двенадцать в ширину. До 1980-х это предприятие работало на полную мощность».

Грузинские немцы славились легендарной любовью к порядку и трудолюбием. Не даром же большинство колонистов были швабами, из юго-западной Германии, где народ считается затесанным на труд и успех в собственном деле.

Манфред Тихонов с гордостью рассказал мне о ремонте своего дома, построенного в 1870 году. Для того, чтобы привести его в божеский вид, ему пришлось хорошенько потрудиться. Но и сам дом ему в этом «помог»: субстанция добротная, стены – почти метр толщиной, а качество строительства — отменное. По словам нового хозяина, у колонистов-швабов все без исключения балки для новых домов были пронумерованы по особой системе и привезены в Грузию из Германии. Его дом – наглядный тому пример. Жаль только, что деревянный балкон обвалился, а восстановить его – достаточно сложное дело.

Фото: Дом Манфреда построен в стиле фахверк

История немецких колонистов

Первые немецкие колонисты переехали на Кавказ в начале ХIX в. по приглашению русского царя из земли Баден-Вюртемберг. В Российскую империю немцев-протестантов гнали голод и религиозные преследования. Была еще одна особая группа переселенцев — глубоко религиозные люди, среди которых – духовенство, протестантские священники, свято верившие в то, что вот-вот случится конец света, а в это время всем, кто хочет спастись, нужно непременно находиться вблизи горы Арарат, то есть где-то на Южном Кавказе.

В Грузию, а также в Азербайджан немцев пригласили не случайно: здесь нередко вспыхивали восстания против царизма и регулярно случались набеги персов и татар, а немцы, которых российское правительство целенаправленно поддерживало, должны были стать оплотом царской власти на Кавказе.

Воспоминания колоннистов

В своих мемуарах «Элизабетталь. Наша здоровая родина. Жизнь немцев на Южном Кавказе» Эрнст Шлехт, один из потомков немецких переселенцев, так описывал впечатления от Грузии своих новоприбывших земляков:

„Климат здесь чудесный, здоровый и приятный. Народ — красивый и мирный, женщины милы и хороши. Столица расположена посреди садов и цветочных клумб (…). Ее жители по наши дни с танцами, песнями и ликованием празднуют веселый праздник под названием Тбилисоба, праздник труда и братства. Азиатский Тифлис со своими традициями, со своим весельем до наших дней вызывает у чужестранцев неописуемый восторг».

На Южном Кавказе немецкие колонисты занимались тем же, что умели делать у себя на родине: сельским хозяйством, виноделием, а также ремеслами. Прошли годы, прежде чем в Грузия стала привлекательной также для немецких учёных, литераторов, архитекторов, людей искусства и бизнесменов.

Еще одна выдержка из мемуаров Эрнста Шлехта:

«В с. Элизабетталь произростал виноград следующих сортов: мускат, ркацители, черный шалла (Schallaschwarzer), а также Blauhölzer, Roter Elber, Runder Weißer. К 1886 году виноделие стало гордостью жителей села. От него зависело общее экономическое и социальное положение крестьян. В начале 1930-х годов крестьяне построили общественный винный погреб, в котором хранилось 1,8 млн. литров вина. Здесь было также помещение для производства коньяка. У каждого крестьянина в доме был винный погреб. До 1929 года крестьяне измеряли количество производимого ими вина в ведрах, в одном ведре вмещалось 10 литров. У каждого винодела в подвале находилось от 500 до 1500 ведер. Литр «черного» вина стоил до 6 рублей, литр белого – до 5 рублей».

В результате поражения России в Крымской войне (1853–1856 гг.) антигерманские настроения в Российской империи усилились. Быстро распространяющийся панславизм и растущая неприязнь к немцам в конце концов привели к отмене тех прав и привилегий, которые Екатерина II некогда даровала немецким переселенцам и их потомкам «навечно». В 1871 году самоуправление колоний и немецкий язык как официальный были упразднены. С 1880 года обучение в школах было переведено на русский.

Бедствия грузинских немцев в советскую эпоху

С приходом советской власти бурная жизнь немецкой общины в Грузии подошла к концу. Немецкие колонии утратили экономический и религиозный суверенитет, и уже в 1931 году были запрещены службы и собрания лютеранской церкви в Тбилиси. Старший пастор конгрегации Рихард Майер был репрессирован, как и многие другие лютеранские священнослужители.

Последствия коллективизации, экспроприации и преследований впервые в истории немецких колоний в 1932-33 гг. привели к жестокому голоду.

В октябре 1941 года по указу Сталина 23580 кавказских немцев депортировали в Сибирь и Среднюю Азию, а в немецкие дома переселили выходцев с севера Грузии. Это случилось после нескольких стихийных бедствий, разрушивших жилую инфраструктуру.

Манфред Тихонов, досконально изучивший историю немецких колонистов, немало знает о том страшном времени:

«Картофель у них уже был в закромах, бочки с вином были заполнены, сбор урожая только что закончился, и тут – депортация! Им разрешили взять с собой только ручную кладь. Затем наша деревня два месяца пустовала, а после, должно быть, приехала номенклатура из Тбилиси и хозяйничала здесь вовсю. А позже из высокогорной Рачи, были переселены люди, потому что у них в селах случились оползни и другие стихийные бедствия. И так рачинцы попали в эти пустые деревни, в немецкие дома».

В Асурети я познакомилась с Гурамом Шаллем, одним из последних потомков грузинских немцев. Судьба его семьи глубоко трагична.

«В время войны моего деда арестовали и посадили в тюрьму «за связь с Германией», — рассказал мне Гурам. — Когда он вернулся, у него не было уже ни дома, ни семьи. Всю семью депортировали. Возвращаться сюда ему было очень сложно даже чисто-психологически: местные продолжали называть его «фашистом». Когда его выпустили, документы ему изменили, так что он уже не мог претендовать ни на что. Дед построил себе маленький дом рядом с лесом, потом купил этот участок и построил дом, в котором даже нет фундамента. Здесь я до сих пор и живу с сыном».

Грустно и то, что Гурам Шалль вырос в то время, когда знания немецкого языка не помогали, а, наоборт, мешали. В его семье, грузино-хевсурской, на немецком не говорили. Гурам считает себя полностью оторванным от своих корней.

Фото: Гурам Шалль с сыном Гиоргием

Депортация в Среднюю Азию не затронула лишь тех немногих немецких женщин, кто был замужем за грузинами. Позже именно эти «немецкие бабушки», как их с любовью называли в советской Грузии, стали носительницами немецкой культуры на Южном Кавказе. В семидесятые годы прошлого века они открыли в Тбилиси немецкие детские садики, в которых грузинских деток обучали не только языку, но и традициям их далекой исторической родины.

Асурети тогда и теперь

Кроме Гурама Шалля в Асурети потомков немецких поселенцев не осталось. Большинство из тех, кто вернулся из сталинской ссылки на родину предков, в разные годы эмигрировали в Германию. До наших дней дошло 260 немецких домов в стиле фахверк, в которых сейчас проживают грузинские семьи. За исключением дома Манфреда Тихонова все жители здесь – грузины. В каждом дворе на длинных веревках сушится белье – типичная картина для любого грузинского села.

Однако немецкое прошлое этого места до сих пор явно ощутимо повсюду, особенно — на старом немецком кладбище и у колоритной протестантской церкви, купол которой был недавно восстановлен.

Улицы в Асурети ровные, четко выверенные. Даже здесь прослеживается добротный и тщательно продуманный немецкий подход к градостроительству. Сохранились до наших дней и старинные планы этого поселка, в которых дома пронумерованы, перечислены все проживающие в них семьи и земельные участки.

Фото: село Асурети, 2018 г.

«Посмотрите, — говорит Манфред, — на улице рядом с моим домом стоит столб от старого забора. Если пройтись по деревне, то невозможно не заметить, что тут такие же каменные столбы повсюду. По горизонтали были деревянные балки, эти по вертикали были забетонированы эти столбы, чтобы на них держался весь забор. Один из таких столбов я выкопал, он весит до 600 кг! Я понятия не имею, как швабы справлялись с такой тяжестью! Они были большими трудягами, те наши первые поселенцы!»

Протестанское богослужение в доме католика

Однажды в 2018 году я попала в Асурети на богослужение в дом Манфреда Тихонова. Вместе с восемью прихожанами из Тбилиси туда приехала и пастор-евангелист Ирина Солей.

«Мы проводим нашу службу в память о немецких поселенцах, которые все до одного были верующими людьми, — рассказала мне пастор. — По приезду в Грузию одним из их первых дел было строительство на собственные средства церковного здания. И эту традицию ни в коем случае нельзя прерывать. Мы надеемся, что однажды мы сможем вернуться в эту церковь. У нас есть еще одна идея: почему бы нам не делить этот храм вместе с православными верующими? Это стало бы уникальным опытом!»

Архитектурное наследие 

При прогулке по селу типичные черты бывшей немецкой слободы отчетливо прослеживаются на каждом шагу, хотя многие фахверковые фасады исчезли за бетоном, а некоторые черепичные крыши были заменены рифленой жестью. Вот почему бывшие немецкие деревни Элизабетталь и Катаринетфельд заслуживают особого внимания со стороны реставраторов, полагает грузинский архитектор Мераб Гуджеджиани, чья компания осуществила множество проектов реставрации исторической застройки по всей Грузии.

«В случае с немецкими деревнями Грузии речь идет не только о немецком или грузинском, но и о мировом культурном наследии, — считает Мераб Гуджеджиани. — И дело тут не только в немецких домах. Ценность представляет вся современная планировка поселения: водохранилище, канализация, водопровод. Все звенья градостроительства были связаны одной идеей. В этих деревнях также можно увидеть некоторые отличительные черты, такие, как грузинское влияние на фахверковую архитектуру в виде резных деревянных балконов. Фахверковые фасады, а потом эти балконы — это немецко-грузинская эклектика. Подобные балконы с конца XIX века стали популярными по всей Грузии».

К реставрации немецких поселений следует подходить с предельной осторожностью, говорит архитектор: «Многие дома находятся в таком плачевном состоянии, что могут быстро развалиться, если с ними не обращаться должным образом. Восстанавливать подобные дома одним махом опасно. Все эти балки сделаны из дуба, и испорченные или прогнившие части нельзя будет так просто и быстро заменить непонятно каким материалом. Есть опасность сделать из этого села красивый фасад, просто фон, у нас много таких примеров в Грузии и во всем мире. Историческая подлинность может легко потеряться».

Пока немецкая кирха была не восстановлена, католик Манфред Тихонов с радостью предоставлял свой дом для протестантских богослужений. У него также есть целый ряд других идей: например, открытие загородной воскресной школы в Асурети, где грузинские дети по выходным могли бы интенсивно изучать немецкий язык.

«Такие маленькие проекты оживили бы нашу деревню. Еще нам нужно обязательно отреставрировать нашу кирхе, полуразрушенную церковь без шпиля посреди села. В ней можно было бы разместить небольшой культурный центр. Тбилиси ведь совсем не далеко – всего в 40 км отсюда. У нас можно было бы устраивать концерты и прочие культурные мероприятия, куда съезжались бы люди отовсюду, включая столицу. Речь идет о маленьких, хорошо управляемых проектах, и необязательно делать что-то грандиозное».

В СССР история различных национальных меньшинств, в том числе немцев на Южном Кавказе, как правило, предавалась забвению. Однако в наши дни, по мнению проживающего в Тбилиси немецкого режиссера Штефана Тольца, ситуация изменилась коренным образом. В одном из своих документальных фильмов, «Кавказский круг», режиссер создал прекрасный портрет старых немецких поселенцев Грузии.

«В наши дни Грузия все больше сближается с ЕС, — рассказал мне Штефан Тольц. – Грузия подписала договор об ассоциации с Евросоюзом. И сейчас самое время вспомнить о своем собственном европейском наследии. Что из него есть в Грузии? — Несомненно, это кроме всего прочего и немецкие колонии на Южном Кавказе».

Фото: режиссер Штефан Тольц

История немецких колонистов – это также богатое поле для научных исследований.  Профессор антропологии Тбилисского государственного университета Кетеван Хуцишвили, вместе со своими студентами провела исследование на тему немецкого наследия на Южном Кавказе.

«Антропологам было бы чрезвычайно любопытно узнать о продолжении немецкой истории в Грузии: немцев депортировали — но что стало с этими людьми потом, смогли ли они вернуться на родину, сюда на Кавказ, и как это повлияло на их память и на личностное развитие их детей? Как себя чувствовали эти люди – как немцы, как грузинские немцы или как немецкие грузины, или, может, как представители отдельной религиозной группы? Что давало этим людям силы жить дальше?»

В грузинских архивах сохранилось немало документов, описывающих быт и хозяйство немецких колонистов, а также дневники и мемуары первых поселенцев с подробным описанием лишений и сложностей адаптации на новой родине.

Немецкая колония в Элизабеттале, сегодняшнем Асурети, – это лишь одна маленькая деталь в пестрой мозаике богатой немецко-грузинской истории.

Немецкий след в историческом наследии Грузии

Примечательно также немецкое архитектурное и художественное наследие в Тбилиси и Батуми. На карте исторического Тбилиси — невероятное количество жилых домов и других значимых зданий , построенных немецкими зодчими в XIX-XX вв.

Весомый вклад немецкие ученые и литераторы внесли в популяризацию Южного Кавказа в Европе. Проживавший в Грузии несколько десятилетий Артур Ляйст с помощью Ильи Чавчавадзе создал первую антологию стихов грузинских поэтов на немецком языке, перевел на немецкий поэму «Витязь в тигровой шкуре» Шота Руставели, а также был автором множества страноведческих трудов о Кавказе. Кроме того, этот литератор на протяжение шестнадцати лет издавал в Тбилиси единственную немецкоязычную газету «Kaukasische Post». Артур Ляйст был похоронен  в Пантеоне на дидубском кладбище в Тбилиси.

Фото: посвятивший свою жизнь Грузии немецкий публицист, писатель и переводчик Артур Ляйст (1852 — 1927)

Немецкие деятели науки и искусства содействовали быстрой европеизации Грузии. Без энтузиазма немецкого ученого Густава Радде, многие десятилетия изучавшего этнографию, зоологию, геологию и природу Грузии, эта страна, возможно, не получила бы так скоро своего первого Кавказского музея, основанного под руководством Радде в 1867 году. В преддверии Пятого Археологического конгресса, проходившего в Тбилиси, мюнхенский художник фон Зимм с супругой расписали стены Кавказского музея мотивами из античной мифологии: прикованный к скале Прометей, прибытие аргонавтов в Колхиду, Ясон и Медея в храме Гекаты, Ной с виноградной лозой и амазонки на лошадях, а также царь Давид Строитель и царица Тамар.

На протяжении веков Германия и Грузия были тесно связаны друг с другом. И этот взаимный интерес  и взаимодействие имеют достойное продолжение в наши дни.

Асурети — Тбилиси -, 2014–2023 гг.

Читайте также: